Навигация

Сейчас на сайте

· Гостей: 2

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 966
· Новый пользователь: upemexul

Статистика

Besucherzahler Foreign brides from Russia
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Авторизация

Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.

Литературный гид

                                 Литературный гид.

                               Кубань. Путь к книге.

 

Конспекты. 

 

                                                                         Без знания истории мы должны признать

                                                                         себя случайностями, не знающими, как и  

                                                                         зачем мы пришли в этот мир,

                                                                         как и для чего мы в нем живем,

                                                                         как и к чему мы должны стремиться

                                                                                                                      В.О.Ключевский                                                                                         

 

Минц, С.С., Слуцкий, А.И. Об особенностях изучения культуры Кубани конца ХѴІІІ– первой половины ХІХ в./С.С. Минц, А.И. Слуцкий. - // Новейшие исследования по социально-экономической и культурной истории дореволюционной Кубани.- Краснодар, 1989.

 

            Наименее изученный аспект культуры Кубани – культура конца 18 – первой половины 19 века. Проблемой стала не нехватка материалов, а то, как соединить их в единое целое. Преодолевать пришлось три главных препятствия:

            - традиционные представления о низком уровне или даже отсутствии культуры в регионе;

            - устоявшееся игнорирование специфики стихийно сформированного корпуса свидетельств;

            - отсутствие научно обоснованной концепции истории культуры Кубани.

            Отношение к культуре Кубани, как объекту изучения определилось к концу 20-х – началу 30-х г. 19 века. Складывалось оно под влиянием потребностей военного времени и эстетики романтизма с ее своеобразным пониманием народности в литературе и искусстве.

            В исторических сочинениях появилось устойчивое внимание к описанию быта и нравов «простого» народа. первые исследователи культуры Кубани изучали новое для них – культуру горцев и адыгов, а черноморское казачество вплоть до середины 19 века не казалось объектом достойным изучения. Считалось, что ее нужно создать, потому что как таковой культуры на Кубани, по представлениям исследователей первой половины 19 века не было.

            Особое место в изучении края занимали декабристы. Их взгляды на народ, по сравнению с бытовавшими в то время, отличались широтой и демократичностью. Тем более показательно отношение декабристов к современной им культуре Кубани. «Черноморие заселено казаками, потомками запорожской Сечи»,- писал Н.И. Лорер,- «и нимало не продвинулось в образовании. Жители, большей частью, занимаются скотоводством и имеют большие табуны, а живут отдельными хуторами. На танцевальных вечерах жены казаков танцуют журавля, и мало среди них грамотных».

            Как видим, картина, ориентированная на описание только быта народа, разительно отличалась от представлений тех лет о цивилизации и культуре.

            В 30-50-е годы 19 века на расширении представлений о культуре края стала сказываться местная инициатива. В 1834г. войсковая администрация приняла решение о составлении «Исторических записок о войске Черноморском».

            Ко второй трети 19 в. относится и активное обращение кубанских публицистов к запорожским традициям, попыткам с их помощью создать идейную основу для сословного оформления казачества на Кубани. Появление книги историка и литератора И.Д. Попки «Черноморские казаки в их военном и гражданском быту: Очерки края, общества, вооруженной силы и службы» позволило иначе взглянуть на казачество Кубани, но еще не могло изменить устоявшегося отношения к культуре региона. Перелом назревал постепенно. Даже к началу 20 в. он был весьма относительным.

            Два примера позволяют представить происшедшие изменения. Первый – установка на изучение истории края, включая и культуру, данная при основании газеты «Кубанские войсковые ведомости». В 1863г. в ней писалось: «Все мы, проникнутые любовью к родному краю, должны стремиться к общей задаче – это к возможно полному собиранию достоверных материалов для изучения быта и местных потребностей; мы должны дорожить каждым случаем, которые хотя несколько бросают свет на разнообразное состояние современного общества, должны прилежно поддерживать всякое доброе начало, появляющееся на нашей почве».

            Второй – практическая реализация данной установки 50 лет спустя в труде Ф.А. Щербины, ставшем итогом целого этапа развития краеведения Кубани. Несмотря на стремление к идеализации казачьей старины, историю культуры Кубани Ф.А. Щербина начал с 60-х годов 19 века: «И только позже, когда замолкли пушки и заржавело старое оружие, началась здесь мирная, культурная и т творческая жизнь поселенца».

            В начале 20 века историки не изменили своего подхода, способа изучения. Малоизученность истории культуры Кубани конца 18 – начала 19 в. нельзя объяснить только отсутствием интереса к ней и профессиональных исследователей и краеведов. 

            Проблема еще и в том, что даже в пореформенный период культурная жизнь  края не представляла собой единого целого. В ней продолжали сосуществовать разные системы ценностей, разное восприятие мира, формационно разные типы сознания и культур. Осмыслить это не устоявшееся многообразие трудно.

            На рубеже веков сформировалось убеждение, что в культуре края резко выделялись две внешне никак не связанные стороны – «глубинные» пласты народного бытия, воспринимаемые как нечто неизменное, «коренное», и влияния «из центра», оцениваемые по-разному, но обязательно принимаемые за внешние, привнесенные. С этой точкой зрения и характеризовалась дореволюционная культура Кубани как заимствованная из Запорожской Сечи, но испорченная тщеславными представителями войсковой администрации» (Ф.А. Щербина).

            Выделяют бытовую и профессиональную культуры, составляющие две стороны единого процесса, взаимосвязаны и существенно влияют друг на друга. Определяющее влияние на развитие культуры оказывали процессы становления и развития капитализма. На характер культурного развития Кубани влияли также взаимоотношения центральной и местной администрации. На формирование культуры влияли два фактора – расширение, активизация культурных связей и становление национального самосознания.

             Сформированная на Кубани система образования должна была помочь идеологическим институтам общества (церкви в первую очередь) воздействовать на сознание современников.  Объективно система образования способствовала развитию региональной культуры, предполагала вовлечение новых социальных групп в общее развитие культуры России, известную демократизацию жизни на Кубани.

            Одной из профессиональных областей культуры является история книги, повествующая о книгах – носителях определенных идей, свидетельствах становления и расширения культурных связей. Она позволяет рассказать о появлении на Кубани старопечатных книг, судьбе библиотеки Межигорского монастыря, столь почитаемого запорожцами, создании личных и государственных библиотек, их постепенной демократизации.

            В связи с историей частных книжных собраний на Кубани первой половины 19 в. встает вопрос и о необходимости поисков сопровождавших эти собрания коллекций живописи или гравюр, по моде того  времени украшавших помещения, в которых располагались библиотеки. О подобных коллекциях на Кубани не известно  но, может быть потому, что их не пытались искать.

 

Слуцкий,А. Первые библиотеки // Ксерокопия статьи из краевой газеты за май 1983-1984г. Данные не сохранились.

            Принято думать, что в пору освоения Кубани, первопоселенцам было не до книг… И тем не менее именно в конце 18 –начале 19 века на Кубани возникают первые библиотеки. Едва освоившись на новых землях, казаки начинают добиваться разрешения перевезти на Кубань библиотеку Межигорского монастыря. В 1803г. в Екатеринодаре открывается Черноморское войсковое училище. При нем – библиотека, первое упоминание о которой (и даже реестр) сохранились в документах 1806г.

            В делах Государственного архива Краснодарского края сохранился «Реестр оставшихся от имения покойного коллежского асессора Ивана Барвинского вещам». Этот документ можно датировать 1794-1799г. Среди вещей «книг латинских -15, немецких – 1, французских -2, российских – 11». В данном случае мы имеем свидетельство о первой частной библиотеке Кубани.

            Интересна судьба библиотеки Межигорского монастыря. Она была перевезена на Кубань в 1804 году. На книгах этой библиотеки были и частично сохранились очень интересные владельческие и вкладные записи. И, если не все они географически связаны с Кубанью, то, безусловно, каждая из них свидетельствует об исторических связях запорожского и черноморского казачества. Тут и вкладная запись (1763г.) последнего кошевого атамана Запорожского войска Петра Калнишевского. И более ранняя – около 1660г. – гетмана правобережной Украины Евстафия Гоголя. И запись войскового полковника Мокия Гулика, который был первым послан на Кубань осматривать земли, впоследствии предоставленные войску.

Межигорский монастырь был одним из центров духовной жизни сечевиков. Очень часто ему дарили книги, как правило сопровождая их подробными дарственными надписями. После того, как войско запорожское (в 1775г.) прекратило свое существование, в 1786г. был упразднен и Межигорский монастырь.

Кто только ни пользовался его библиотекой после упразднения! Когда в 1799г. наказной атаман Черноморского войска  командировал поручика Степана Белого на поиски библиотеки, её книги уже разошлись по многим городам и владельцам: в Санкт-Петербург, Москву, Киев, Полтаву, Новомиргород, Никополь…Для отчета перед начальством Степану Белому пришлось снять копии документов, которые рассказывали о злоключениях библиотечных книг.

Первые книги на Кубань привез Т. Котляревский из Петербурга после распоряжения вернуть черноморцам книги и вещи бывшего Межигорского монастыря. Частично из Таврии книги привез Степан Белый. Только в 1804г. библиотека, точнее, ее часть, окончательно приобрела кубанский адрес.

            Не менее значительным явлением в жизни Кубани была библиотека Черноморского войскового училища. В марте 1805г. было получено разрешение на передачу ей фонда библиотеки, находившейся в войсковом соборе. В училище поступили книги 165 наименований. В этот же период поступают книги из Харьковского университета.

Более всего в этой библиотеке были представлены книги по гражданской истории, по истории религии. Встречались издания по физике, географии, математике и популярные книги по медицине, животноводству. В реестре училищной библиотеки значатся десятитомная «Древняя история», «Слова и речи» Феофана Прокоповича, «Разговоры о множестве миров» Фонтенеля, популярный в то время «Домашний лечебник» Г. Пекена и даже «Похождения Херубина».

            Названные факты красноречиво говорят  о том, что уже в период заселения и освоения Кубани начали формироваться  первые личные и ведомственные библиотеки, что их формирование не было явлением случайным, а органически связано с историей края, с теми культурными традициями, которые принесло с собой на Кубань черноморское казачество.

            Первые дошедшие до нас экслибрисы относятся к сороковым годам 19 века. Это в большинстве своём, штемпеля, наборные ярлыки. В 1843г. все 20 укреплений Черноморской береговой линии получили типовые библиотеки, каждая из которых включала 68 названий и 170 томов. Кроме «Истории государства Российского» Карамзина в библиотеках имелись сочинения А.С. Пушкина (11 частей), В.А. Жуковского  (8 частей).

Интересная библиотека составилась у декабриста М.М. Нарышкина, который жил в Прочном Окопе. Говоря о личных библиотеках на Кубани  в середине 19 века, невозможно не сказать несколько слов о библиотеке писателя и начальника штаба Кубанского казачьего войска Я.Г. Кухаренко. Он владел богатым и интересным собранием книг по истории Украины. Одним из самых близких и постоянных корреспондентов Я.Г. Кухаренко был Т.Г. Шевченко. Поэт посылает ему вышедшие из печати книги, свои собственные произведения, не только печатные, но и рукописные.. одну из основных ценностей библиотеки Кухаренко составляли авторские списки Т.Г. Шевченко и автографы поэта на книгах.

 

То, о чем рассказано выше, - это или интересные, или занимательные, или иногда драматические страницы истории книги на Кубани. Подчеркнем: только эпизодические, только страницы. О какой-то системе массовости говорить не приходится.

 

Слуцкий, А.И., Финогина, Л.С. Из истории православных библиотек Кубани //Дело мира и любви: очерки истории и культуры православия на Кубани /науч. Ред. О.В. Матвеев.-Краснодар: Православный Екатеринодар: Традиция, 2009.- с.230-240.

            Важно подчеркнуть, что православная  книга, книга по истории Церкви, по богословию обязательно присутствовала в любой общественной, публичной, школьной, казачьей, полковой библиотеке.

            Строительство и открытие храмов, начало  церковной службы не могло обходиться без книги. К 1799г. были отстроены 16 церквей и продолжалось возведение еще 9.  Начали формироваться небольшие церковные собрания книг.  Небольшое количество богослужебной литературы и инвентаря Киево-Межигорского монастыря по решению С.Синода от 6 октября 1803г. должно было быть разослано по всем церквям Черномории. Наряду со служебной функцией они становились реликвиями, памятью запорожской старины, связующей нитью Запорожья и Черномории.  

            Официальное начало создания церковных библиотек было положено несколько позже: указом Св. Синода от 15 февраля 1832г., предписавшим иметь библиотеки при всех церквях. Обязательными были Библия, Евангелие, Апостол, Псалтырь, Триодь постная, Триодь цветная, Октоих, Канонник, служебник, Часослов, Требник и др.

 

Стефанов,Т. Город Ейск. Статистико-этнографическое описание // Кубанский сборник. Труды Кубанского областного статистического комитета /под ред.Е.Д. Фелицына.-т.1.-Екатеринодар, 1883           

 

            В 1869 году Кубанская область была разделена на 5 уездов, в Ейский уезд отошла территория бывшего Ейского округа и некоторые станицы 1-ой бригады бывшего Кавказского линейного казачьего войска.

            В 1876 году Кубанская область разделена на 7 уездов. И Ейский уезд состоит в это время из 25 станиц, 4 поселков и 2 колоний. Поселения эти по времени образования можно разделить на 7 групп.

            Первая группа: станицы Старощербиновская, Староминская, Уманская, Конеловская, Кущевская, Шкуринская, Кисляковская, Екатериновская, Каневская и др. получили названия существовавших в Запорожском войске куреней, заселены в 1794 году черноморцами из остатков Запорожья.

            В ст. Староминской проживает 6000-7000 душ жителей в 1879г. а точнее 7082 души.

В Ейском уезде 93972 души.

Население занимается хлебопашеством и скотоводством. На разумном воспитании детей основывается нравственная сила общества, гарантия и главный двигатель его морально-общественной, государственной жизни; но двигатель этот в Ейске далек еще от сколько-нибудь нормального дела.

            1880г. – учебные заведения представляют здесь единственный источник знания. Других общеобразовательных учреждений, вроде публичных или частных библиотек, читален и прочего нет, да и существовать они при общей умственной вялости и скептическом отношении коренного городского населения к чтению книг и учению, не могли бы быть без поддержки и субсидии из общественного сундучка, т.к. из 30000 городского населения едва ли бы набрался десяток-другой читателей, которые бы сознательно, с целью саморазвития и приобретения знаний, могли посещать их. Нельзя, впрочем сказать, чтобы ейский обыватель, по крайней мере, из интеллигентных лиц, совершенно не брал в руки книги, - нет, они иногда читают, но чтение это является просто резервным средством против одолевающей скуки, когда у него нет других, более приятных занятий. Читаются при этом главным образом беллетристические сомнительного достоинства произведения, добытые или у знакомых или из училищных библиотек.

            Людей, которые бы читали специальные ученые сочинения или с научным характером статьи периодической печати, в городе очень ограниченное число. Только врачи, педагоги, юристы и некоторые другие лица употребляют часть своего досужего времени на такое чтение.

            Чтение ежедневной периодической печати постепенно развивается и проникает даже в среду низшего класса населения. Тем не менее, газет и журналов выписывается мало сравнительно с количеством населения города; при выписке их в большинстве случаев руководствуются не характером издания, его направлением и сотрудниками, а дешевизною или просто привычкою читать только известную газету.

            В 1879г. жители Ейска выписывают «Русские ведомости» - 63экз.; «Современные известия» - 32экз.; «Нива» - 25экз. «Сыны Отечества» - 23экз.; «Голос» - 22экз.; «Русский мир» - 20экз. «Московские Ведомости» -13экз. и некоторые другие в нескольких экз.

            Книжная торговля находится еще в зародыше; специальных книжных лавок в городе нет; но можно найти много лубочных изданий  Леухиных, Манухиных, Ступиных, Пресновых, Федоровых и других представителей в этом роде нашей московской гостинодворской учености. Книги этого рода, а равно и некоторые учебники нетрудно отыскать в 2-3 лавчонках наряду с канцелярскими принадлежностями, сахаром, свечами, мылом, табаком, игрушками и пр. Лубочные издания дают хороший доход продавцам и долго не залеживаются, имея постоянных покупателей в лице низшего класса населения, которое еще не ознакомилось с изданиями разных обществ распространения полезных книг.

            В базарные дни можно иногда найти на толкучке несколько разрозненных книжек какого-нибудь журнала или несколько книг религиозно-нравственного содержания церковной печати.

 

Черный, К.Н. Ейский уезд //Кубанский сборник. Труды Кубанского областного статистического комитета /под ред.Е.Д. Фелицына.-т.1.-Екатеринодар, 1883          

 

            До 1863г. в ст. Староминской была станичная школа с весьма малым числом учащихся.

            О числе грамотных лиц в уезде (1 января 1879г.) не имеется, да едва ли такие цифры и могли бы привести к правильным выводам об умственном развитии народа, т.к. нельзя же считать в таком смысле грамотности лиц, с трудом подписывающих свою фамилию, или,  если и могущих сносно писать, то ничего почти не читающих или не понимающих прочитанного.

            В Ейском уезде заведение общественных табунов началось по велению Великого Князя с 1877г., а уже в 1879г. табуны были в Конеловской – 61 лошадь, Кисляковской -56; Староминской -35; Новощербиновской -10.

            Конеловскому и Староминскому обществам, ранее других заведших у себя табуны, Великому Князю благоугодно было подарить 3 карабахских жеребцов.

 

Культура кубанских станиц 1794-1917: Исторический очерк /И. Горлова, А.Манаенков, В. Лях.- Книжное изд-во «Южная заезда».-г. Краснодар,1993

Шло открытие народных школ. Заметные сдвиги наблюдались в Ейском уезде. До 1863 года в бывшем Ейском округе станичные училища были в ст. Уманской  окружное (уездное) училище с пансионом и в ст. Старощербиновской – начальное училище. Оба эти училища содержались на суммы Кубанского казачьего  войска, а дети в них обучались почти все  из привилегированного сословия этого войска,  да и в ст. Староминской была станичная школа с весьма малым числом учащихся.

            К 1880 году в Кубанской области было построено 136 школ. Число грамотных росло  крайне медленно и составляло к этому периоду 5%. Для всей области надо было 1100 школ, т.е. в 4,5 раза больше имеющихся.

            Надо отметить, что казаки к образованию относились неоднозначно (стр.27). Две трети населения Кубанской области – 2миллиона человек  не умели ни писать, ни читать. К 1897 году было 84,6% неграмотных.

            Изменилось отношение к образованию. Газета «Кубанские областные ведомости» писала: «Не найдется отца, который бы не желал хотя бы слабого просвещения своих детей».

            На станичных сходах в приговорах станичных обществ ставились вопросы о выделении средств на строительство школьных зданий, на содержание учителей и т.д.

            В станицах стали больше читать газеты. Во многих станицах мужики просили выписывать газеты: «Гарна штука оце газета, - говорил один урядник.- про шоб целый век не чув, а за ней дознаешь. Такое добро, прочитаешь, побалакаешь…» (стр.31).

            Просвещение народу было надо не только для поднятия грамотности, но и для экономического состояния Кубанской области. Изучались условия для введения всеобщего начального образования, собирались сведения из станиц по анкете (стр.31). В пункте 10 анкеты собирались сведения – имеется ли при училищах народно–школьные библиотеки и много ли ими пользуются.

            В 80-х годах были станичные начальные училища с 3-х летним обучением, которые были преобразованы в одноклассные. В них изучались: закон Божий, русский язык, чистописание, арифметика, церковное пение.

            В двухклассных – к этим предметам добавлялись – история, география, естествознание. Обучение – 5 лет (церковно-приходские школы).

В 90-х годах стали открываться воскресные школы, ремесленные школы, сельскохозяйственные школы.

            К 1914 году в Кубанской области чувствовалась сильная нужда в высших учебных заведениях, которые появились после 1917 года.

            Определенной системы в распространении книги среди казачества не было. (стр.51). Литератор В.Ф. Золотухин характеризует так состояние книжного дела на Кубани в 40-х годах 19 века: «Чтением книг не многие из чиновников занимаются. Мало  получается журналов. На весь город выписывают их не более 5 человек. в домах аристократов иногда заходит речь о литературе, о сочинениях того или другого писателя. Тут сравнивают одного с другим и общими силами рассказывают содержание какой-либо повести или романа. Но библиотеки, даже посредственной, нет ни у одного черноморца. Об открытии публичной библиотеки никому и на мысль не приходит… Занимаются чтением также из числа дам самое ограниченное число.»

            Но постепенно, под влиянием общественного мнения, сформированного деятельностью ссыльных декабристов, передовыми людьми, литераторами на Кубани началось движение за организацию общественных библиотек и открытие для широкой публики училищных книжных фондов. Были узаконены библиотеки в воинских частях и соединениях.

            К середине 1843 года все 20 укреплений Черноморской береговой линии были укомплектованы библиотеками (170 книг 68 названий каждая). Кроме того, некоторые библиотеки пополнялись путем добровольных пожертвований офицеров (Новороссийская библиотека: подполковников – 5руб., майоров 4-50руб., подпоручики 2-80руб. серебром, с рядовых – по 2 коп. с рубля (стр.52).

            Постепенно интерес общественности к библиотекам возрастал, однако процесс их развития шел медленно. Причины – материальная база, правительственные ограничения.  И все же потребность в книгах была уже  настолько реальной, что воинские части, удовлетворяя желания казаков, открыли для общего пользования библиотеки Полтавского, Уманского, Ейского уездных училищ. Тогда же были выработаны правила пользования училищными библиотеками, согласно которым каждый       мог брать книги на дом для чтения. При этом платил  в год 3 руб. и сверх того вносил залог 5 руб. Бедные, но способные ученики читали бесплатно. Выбором книг руководили преподаватели, а библиотекарь выдавал книги не иначе как под расписку преподавателя или смотрителя училища.

            Но, как свидетельствовал рапорт попечителя кавказским учебным округом «… открытые в Полтавской, Уманской, Ейской библиотеки для пользования ими публики довольно бедны книгами, так что они не представляют не только достаточного материала для пользования оными публикой, но и необходимых пособий для преподавателей. Суммы, назначенной им, едва хватает на выписку самых необходимых пособий». (стр.53).

Получают на Кубани развитие и общественные библиотеки. В правилах для общественных библиотек, утвержденных наказным атаманом в марте 1865 года, была четко определена их цель: «Библиотеки должны удовлетворять умственные потребности класса образованного… и в то же время содержать легкую здоровую умственную пищу для класса малообразованного».

Самые значительные библиотеки были в ст. Староминской, Старощербиновской, Новощербиновской, Успенской.

            С 1873 года в сельских школах начинают формироваться учительские и ученические библиотеки. В 1871 году войсковое хозяйственное правление разослало 160 сельским школам по 1925руб., а с 1873г.  – по 1880. Станичные училищные библиотеки были снабжены за счет войска книгами и  пособиями на сумму 14649 руб. Развиваются и народные библиотеки за счет пожертвований (стр.53). К концу 19 века распространилась инициатива открывать частные библиотеки, библиотеки в разных обществах.

            В 1884 году издаются «Временные правила» о библиотеках, которые фактически отдавали всех библиотекарей под надзор полиции. В этом же году был выпущен каталог запрещенных в России книг и стали периодически издаваться «Алфавитные списки произведений печати, которые не должны быть допущены к обращению в публичных библиотеках и общественных читальнях» (В списки включались сочинения декабристов, марксистско-ленинская литература, заграничные издания русских классиков, народнические издания, ж. «Современник», «Отечественные записки»)

            Министерством народного просвещения был выпущен каталог  допущенных к чтению в библиотеках книг. Он содержал 3089 названий книг русских писателей, а остальные были разбиты на отделы (стр.56)

            В мае 1890г. (?)  изданы «Правила о бесплатных народных читальнях и о порядке надзора за ними» по этим правилам народные библиотеки могли быть открыты только с разрешения губернатора, или закрыты им же. Перечень книг, разрешенных для народных библиотек, был крайне немногочисленным. К середине 90-х годов 19 века в него входило около 3% разрешенных цензурой книг.

            В 90-х годах 19 века на Кубань проникают произведения основоположников марксизма. Тут же следует строгий циркуляр министерства внутренних дел от 26 января 1894 года «О запрещении выдавать в публичных библиотеках, изданный в России, второй том «Капитала» К. Маркса». Органы царской власти изъяли марксистскую литературу в некоторых библиотеках края. (стр.56). Конфисковались  и книги Л.Н. Толстого, «как явно вредоносное направление против существующего порядка».

            В конце 80-х годов 19 века в некоторых станицах Кубанской  области стали открываться библиотеки-читальни, чайно-читальни, просто читальни. Пополнялись читальни на средства станичных и сельских обществ, частью на средства Кубанского попечительства о народной трезвости. Многие библиотеки-читальни имели свой Устав (стр.57).

            Кроме библиотек и читален власти Кубанской области  разрешали производить торговлю книгами и периодическими изданиями. Книжная торговля была открыта согласно каталога, который утверждал атаман Кубанского казачьего войска. Часто книжную торговлю вели сами крестьяне.

            К 1907 году в Кубанской области было известно 78 точек книжной торговли, которые были открыты в 89 станицах и хуторах. Так, известна торговля книгами в ст. Медведовской, Староминской, хуторе Романовском.

            В 1916 году руководство Владикавказской железной дороги ввело вагоны-библиотеки по линии Ростов-Владикавказ, Тихорецкая – Царицын.

            В 1876 году было принято решение об открытии книжного склада в Кубанской области. С октября 1876г. по 1881г. войсковым книжным складом продано книг на сумму до 30тыс.руб.

            Циркуляр Директора народных училищ Кубанской области от 27 января 1904 года: «…книжные склады предназначены для продажи таких книг, которые предназначались для учебных заведений и для народных чтений, особенно в станицах».

            Анализ документального материала показал, что к концу 19 века библиотеки были практически организованы во всех сельских учебных заведениях Кубанской области. А за 25 лет их существования в каждой из них увеличилось число томов с 266 до1210 экз.

 

Блюдов, Н.О. Начальное народное образование в Кубанской области //Кубанский сборник. Труды Кубанского областного статистического комитета /под.ред.Е.Д. Фелицына.-т.1 .- Екатеринодар.-1883.

В Черномории со времени заселения ее и до 1803г. не было ни одной школы. В 1803г. по инициативе Бурсака она была открыта в Екатеринодаре. А затем стали открываться и в других местах, обязанные своим существованием Россинскому. Рядом с этими школами, тускло ерцавшими центрами распространения грамотности служили приходские дьяки, войсковая канцелярия и присутствия. В линейных станицах, которые с конца 1860г. вместе с черноморскими вошли в Кубанскую область, народные школы стали возникать с 30-хг.  Старейшие из них Новомарьевская и Сенгилеевская, открыты в 1833г.

Открытие школ продвигалось очень медленно. Кроме войсковых начальных одноклассных, бригадных и полковых школ, теперь уже не существовавших, разновременно были основаны в некоторых станицах и народные училища на средства местных станичных обществ.

Начиная с 1860г.  число школ стало быстро возрастать, особенно в 1863-1867г., благодаря инициативе покойного наказного атамана графа Сумарокова- Эльстона. Циркуляром по Кубанскому войску (от 19ю04.1863г.) он приглашал духовенство, станичных и окружных начальников, бригадных и полковых командиров принять участие в открытии в станицах  школ. «Только при повсеместном распространении (говорится в циркуляре) в войсковом населении элементарного образования, - что я разумею под грамотностью не только в тесном механическом смысле, но и в поучительных беседах и чтениях с учащимися всех возрастов, можно надеяться на возвышение казаков в нравственном и хозяйственном их положении». Забота о повсеместном открытии школ сопровождалась значительным успехом: открыто 100 школ. 1879г. -179 школ.

Положение школьного дела в области в начале 70-хг. Было крайне печальное. Школы не имели определенных, сколько-нибудь обеспеченных средств существования, ни удобных помещений, ни сносной обстановки,, они не имели сколько-нибудь подготовленных наставников и страдали полнейшим недостатком учебных пособий. О внутреннем благоустройстве школ не могло быть и речи. Необходимо было что0то предпринять, чтобы изменить ситуацию. 

В 1871-72г. все школы были снабжены книгами и учебными пособиями на средства войска. Ученические библиотеки состоят из 120 названий и постоянно пополняются. Учительская библиотека состояла из журналов «Народная школа», «Русский народный учитель», педагогические сочинения и руководства по математике, истории, географии и др.

С 1873 по 1880г. 193 станичных училища снабжены на счет войска книгами и разными пособиями на 14649руб.

            «По всеподданнейщему докладу Государю Императору ходатайства нижепоименованных обществ:

            - городских – Екатеринодарского, Майкопского; Григоринолисского,

            - станичных – Григоринолисского, Платнировского, Тенгинского, Усть-Лабинского,  Лабинского, Староминского, Конеловского,   Темиргоевского, Некрасовского, Темижбекского, Незамаевского, Кореновского;

            - сельских – Новомихайловского, Армавирского

Высочайше последовало, в 17 день Марта 1881г., соизволение на наименование означенных училищ «Александровскими», а Майкопского женского училища «Мариининским» по имени в Бозе почивших Государя Императора и Государыни Императрицы (стр.812).

«Почетный блюститель Конеловского однокласного училища Сергиенко пожертвовал 25руб.

 

Манаенков, А.И., Королева, В.И. Культурно-просветительная работа среди сельского населения Кубани в дореволюционный период //Новейшие исследования по социально-экономической и культурной истории дореволюционной Кубани. Сб. научных трудов.- Краснодар, 1989

            Написана статья на основе первоисточников, извлеченных из Гос. Архива Краснодарского края (ГАКК) и периодических изданий разных лет.

            В разное время на Кавказ (в «теплую Сибирь») царизм сослал 68 офицеров-декабристов после отбывания ими сибирской каторги и ссылки. Более 30 из них оказались на Кубани в том числе А.И. Одоевский, А.А. Бестужев (Марлинский), А.П. и П.П. Беляевы, Н.И. Лорер, М.М. Нарышкин, С.И. Лихарев, Н.А. Загорецкий, А.И. Черкасов, Д.А. Арцыбашев и др.

            Передовые люди своего времени, они стремились распространять просвещение в массах казачества. Дом декабриста М.М. Нарышкина в Прочном Окопе (Новокубанский район) стал своеобразным центром культуры. Здесь была богатая библиотека-читальня с множеством хороших книг и журналов, газет. В доме устраивались музыкальные вечера. Семья Нарышкиных оказывала большую помощь населению станицы лечением и лекарствами.

            Под влиянием общественного мнения, сформировавшегося в результате деятельности ссыльных декабристов в области началось движение за организацию общественных библиотек и открытие для широкой публики училищных фондов. Были узаконены библиотеки в войсковых соединениях. К середине июня 1843г. все 20 укреплений Черноморской береговой линии имели библиотеки. Каждая из них содержала до 170 книг 68 названий. Вместе с книгами по военному делу и казенными инструкциями  в библиотеках имелись сочинения Пушкина, Жуковского, Карамзина 

            Но вскоре эти библиотеки были приведены в соответствие с «коренными и неизменными правилами», выбранными правительственной комиссией во главе с Аракчеевым, и потеряли свой прогрессивный характер. Они стали «приготовлять офицеров наилучшим образом на пользу монарху» и вплоть до 1860г. укомплектовывались почти исключительно военно-уставной литературой.

            Интерес общественности к книге  возрастал, и войсковые власти решили открыть для общего пользования библиотеки Полтавского, Уманского, Ейского уездных училищ. Как указывалось в правилах, утвержденных наказным атаманом, цель общественных библиотек «удовлетворять умственные потребности класса образованного.. и в то  же время содержать легкую, но здоровую умственную пищу для класса малообразованного».

            В 1872г лишь в 4 библиотеках из 61 имелись небольшие библиотеки. С 1873г. стали создаваться учительские и ученические библиотеки при учебных заведениях.

            Получают развитие и народный библиотеки, которые сформировались и пополнялись за счет пожертвований, причем не только интеллигенции, купечества, но и простых «землепашцев». Например, в октябре 1896г. была открыта народная библиотека в ст.Кужорской. уже через год в ней насчитывалось более 200 книг, в основном религиозного и исторического содержания. Книги выдавались по воскресным и праздничным дням.

            К концу 19в. библиотеки были практически во всех сельских учебных заведениях. За 25 лет число томов в каждой из них увеличилось с 250 до 1210.

            В это же время распространилась инициатива открывать частные библиотеки. Одна из таких библиотек, организованная в ст. Приморско-Ахтарской в 1876г.  Даниловым, содержала множество книг русских писателей и поэтов, которыми могли пользоваться жители станицы.

            Для снабжения книгами учительских, ученических и народных библиотек, распространения литературы понадобились книжные склады. Решение об открытии книжного склада в Кубанской области войсковым начальством было принято в 1876г. С 1876 по 1881г. войсковым книжным складом было продано книг на сумму до 30тыс.руб.

            Кроме книжного склада, продажа  книг и учебных пособий производилась в двухклассных училищах с. Армавир и ст. Уманской, Таманской, одноклассных – Новороссийском и Баталпашинском. Книжный склад ежегодно издавал каталоги имеющихся в продаже книг и рассылал их в отделы и станицы области.

            Изданные в 1884г. «Временные правила» о библиотеках фактически отдали всех библиотекарей под надзор местной полиции. Следующим шагом царского правительства в этом направлении стали «Правила о бесплатных народных читальнях и о порядке надзора за ними» от 15.05.1890г. Круг  книг, которые разрешалось иметь народным библиотекам, был крайне узок. К середине 1890-хг. В него входило около 3% разрешенных цензурой книг.

            К концу 19в. на Кубани получают распространение народные чтения. На их устройство долго не было высочайшего разрешения. Лишь в 1894г.  правительство позволило проводить чтения в сельской местности, ограничиваясь материалом «Воскресный день», «Кормчий» или книгами из серии «Приходская библиотека» и др., одобренными министерством народного просвещения и Святейшим Синодом.

Областной комитет Попечительства о народной трезвости высылал световые («туманные») картины, которые демонстрировались с помощью «волшебного фонаря» во время народных чтений. В 1904г., к примеру, по воскресеньям народные чтения с «волшебным фонарем» велись одновременно в 1226 сельских населенных пунктах области. Уездные комитеты обеспечивали такие чтения книгами, выдавая их во временное пользование.

В конце 80-х начале 90-х г. 19 века в некоторых станицах Кубанской области  стали открываться библиотеки-читальни, чайно-читальни, просто читальни. В ст. Успенской, к примеру, по праздникам чайно-читальня собирала всегда много посетителей. Книги здесь были религиозно-нравственного и бытового содержания. Плата за вход была в 5коп. Посетителю давалось 3 кусочка сахара, и «кто сколько хочет чаю». Запрещалось входить людям нетрезвым и не позволялось курить в общем помещении. Пополнялись читальни на средства станичных и сельских обществ, частью на средства Кубанского Попечительства о народной трезвости. К примеру, в хут. Праздничном для читальни за счет пожертвований было построено специальное здание, а из Усть-Лабинского в дар читальни были присланы СОБР. Соч. Пушкина, Лермонтова и др.

В ст. Екатериновской открывшаяся читальня была названа «Пушкинской» в честь 100-летия Пушкина. Эта читальня содержалась на средства от любительских спектаклей и представлений.

Многие библиотеки-читальни имели свой Устав. Например, в Уставе библиотеки-читальни хутора Новогороднего (Ейский отдел) было записано, что читальня должна давать возможность всем жителям хутора без различия пола, возраста, звания и состояния безвозмездно пользоваться книгами и периодическими изданиями в помещении читальни, а также для чтения на дому. Библиотекой-читальней заведовало правление из 3 человек – председателя и 2 человек членов, назначенных обществом. Книги выдавались под залог. А для посетителей имелся специальный журнал, в который они записывали свои пожелания по выписке новых книг, газет, журналов, а также замечания или недостатки в работе библиотеки.

Кроме библиотек и читален власти области разрешили в станицах и селениях производить книжную торговлю. Книжная торговля велась согласно каталогу, который утверждал атаман области. Часто книжную торговлю вели сами крестьяне. К 1907 году в Кубанской области было 78 точек книжной торговли в 39 станицах и хуторах. Известна торговля в ст. Медведовской, Староминской, хут. Романовском.

В 1916г. руководство Владикавказской железной дороги ввело вагоны-библиотеки по линии Ростов-Владикавказ, Тихорецкая – Царицын.

Таким образом, сельское население области получило хоть небольшую возможность удовлетворять свои потребности в чтении книг, газет, журналов.

В конце 19-начале 20в на Кубани возникают народные дома – первые просветительные учреждения клубного типа. Они создавались Попечительством о народной трезвости. Обычный народный дом имел библиотеку-читальню, чайную, зал, где проходили народные чтения с «волшебным фонарем». Здесь же организовывались кружки художественной самодеятельности, проводились литературно-музыкальные  вечера, народные любительские спектакли, устраивались лекции, концерты. К 1904г. таких народных домов в сельских районах области насчитывалось до 10.

Например, в народных домах ст.Славянской и Приморско-Ахтарской устраивались вечеринки, свадебные вечера с чаепитием. Вместо спиртных напитков здесь продавали фруктовую воду.  В народных домах ст. Брюховецкой, Медведовской большой популярностью пользовались зрелищные и увеселительные мероприятия. Только за один год на таких мероприятиях побывало 1615 человек.

Народные дома играли положительную роль в повышении культурного уровня трудящихся. Но следует иметь в виду, что культурно-просветительная деятельность народных домов всячески ограничивалась царским правительством. В 1905г. издается специальный каталог пьес для театров, народных домов, в котором значилось всего 80 «безусловно разрешенных пьес» - в большинстве своем бессодержательных водевилей и мелодрам.

Имеются сведения о возникновении и деятельности народных клубов. В ст. Мингрельской народный клуб, преобразованный из чайно-читальни, имел большой успех у населения. При нем были чайная и библиотека. Здесь устраивались собеседования, семейные вечера, концерты. На одном из воскресных вечеров в клубе ст. Ивановской «присутствовало…около 25 человек,  преимущественно казаков. Человек 5 из них пили чай, другие читали «Вестник трезвости» и брошюры о Куликовской битве. Часть присутствующих играла в шашки. Слышны были невинные остроты и веселые восклицания при удачном ходе одного или при оплошности другого игрока».

Привлекательная черта в жизни кубанцев – занятия в любительских кружках, свидетельствующие о тяготении народа к обогащению духовной жизни. В конце 19-начале 20в. во многих станицах Кубани существовали хоры, оркестры, драм.кружки. хоры чаще всего возникали в церкви и в школе. В хоре пели мужчины и женщины- казаки и иногородние. Кубанцы очень любили хоровое пение и певцам предоставлялись  льготы.

При некоторых чайно-читальнях, организованных темрюкским Попечительством о народной трезвости, создавались любительские оркестры из казаков.  Собираясь в чайных, они играли по нескольку часов, развлекаясь и развлекая музыкой многочисленных слушателей, за что получали «по порции чая на каждого».

Тут же в чайно-читальнях можно было услышать выступления участников любительских кружков народной песни. В ст. Ирклиевской, Брюховецкой, Полтавской, Лабинской училищные хоры выступали на станичной площади, собирая огромную толпу людей. По разрешению начальства многие станичные общества устраивали народные гуляния.

Революционный подъем в конце 19-начале 20в. вызвал стремление демократических слоев интеллигенции Кубани к массовой просветительной работе. Ее развитию содействовали возникшие легально общественные организации, ставившие своей целью повысить грамотность населения средствами внешкольного образования и улучшить организацию досуга. Эти добровольные объединения имели разные названия: комитеты и общества грамотности, общества содействия народному образованию, общества распространения книг, народных университетов, разумных развлечений и т.д. Всего по области было организовано 30 просветительных обществ.

Общественно-педагогическое движение на Кубани, как и вся общественная жизнь России в этот период, имело два направления: революционно-демократическая работа и культурная деятельность либеральной буржуазии и зажиточного казачества, которые не столько заботились о просвещении, сколько стремились отвлечь народные массы от революционной борьбы против самодержавия.

Чувствуя возросший интерес народа к просвещению, пробуждение революционных настроений, царское правительство старалось всеми силами заглушить в народе этот интерес. С большим трудом пробивалась к казачеству и крестьянству передовая культура. Рост ее проходил в обстановке острых социальных противоречий, вопреки политическому и духовному угнетению.

 

Громов, В.П. Художественная культура Кубани в начале ХХ века // Новейшие исследования по социально- экономической и культурной истории дореволюционной Кубани.- Краснодар.-1989

 

            Ни дореволюционная, ни советская историография Кубани не имеет ни одного обобщающего труда как по истории культуры в целом, так и отдельных ее сфер. Мы располагаем лишь разрозненным фактическим материалом.

            Создание картинной галереи в Екатеринодаре совпало с этапом становления  русского национального изобразительного искусства. По свидетельству современников, население области плохо разбиралось в  живописи, имея о ней смутное представление. Огромное влияние на художественную жизнь города оказала побывавшая в марте 1893г. выставка картин Товарищества передвижных художественных выставок (И.И. Шишкин, В.Е. Маковский, В.Д. Поленов, Г.Г. Мясоедов и др.).

            Важный вклад внес местный художник Е.И. Посполитаки. Его выставка 1 октября 1895г., в 1900г он организовал  школу рисования.

            1903г – Екатеринодарская картинная галерея. Ее основу составила коллекция картин, литературных изданий и предметов местного коллекционера, любителя живописи Федора Акимовича Коваленко (1866-1919). В галерее стали проводиться выставки картин других художников с их продажей. 15% от стоимости картин – в пользу галереи.

            Фонды пополнялись за счет пожертвований живописцев, творческих объединений. Для многих художников периодические выставки в Екатеринодаре стали «пробой пера» - первыми шагами в искусстве (В.Н. Меншиков, М.И. Авилов, Ф.А. Рубо, М. Греков).

            В галерее читались и лекции. В 1909г. состоялось собрание членов художественного кружка, на котором было избрано правление. Председатель – Ф.А. Коваленко, почетный президент – И.Е. Репин. Репин написал 6 писем на Кубань Ф.А. Коваленко.

 

Кирей, Н.И. Лушняк, Г.И., Мошкович, Г.Г., Тихомиров В.Р. Общество любителей изучения Кубанской области (ОЛИКО) и его историческое значение //Кубанский сборник. Труды Кубанского областного статистического комитета /под ред.Е.Д. Фелицына.-т.1 .- Екатеринодар.-1883.

            Общество ОЛИКО создано в 1896 году

            Новые исторические условия, порожденные утверждением капитализма, вызывали необходимость распространения грамотности, создания сети учебных заведений для подготовки специалистов разного профиля. Однако, стремясь превратить казачество в свою прочную социальную опору, царизм держал под неустанным гнетом его духовную жизнь, всемерно препятствовал распространению на Кубани образования, новых культурных веяний, пытался под видом правоохранительных идей привить населению негативное отношение к просвещению и культуре, используя для этого религиозно-культовую организацию. Но затормозить процесс культурного развития на Кубани царизму не удалось. Неуклонно росла сеть школ. С 1862 по 1914г. число учебных заведений выросло с 37 до 1915, а обучающихся в них с 1786 до 201334 человек. однако, накануне Великого октября среди кубанских казаков насчитывалось только 43% грамотных, у  «иногородних» их доля была значительно меньше.

            Появились новые средства массовой информации. 30 марта 1863 года  вышел первый номер газеты «Кубанские войсковые ведомости. С 1871г выходила она получила другое название - «Кубанские областные ведомости». Выходила частная общественно-политическая газета «Кубань» (1882-1885г.) и ряд газет, рассчитанных на вкусы обывателей.

            Резкий толчок развитию периодической печати на Кубани дала первая русская революция. В области появились издания революционно-демократического направления (газета «Дубинка», журналы «Степь широкая», «Школа и жизнь»).

Слабее развивалось библиотечное дело. В Екатеринодаре действовали в конце 19 века две библиотеки. Незначительное место в культурной жизни области занимало и искусство. Изредка жителям Екатеринодара удавалось встречаться с бывшими проездом на Кубани Л.В. Собиновым, Ф.И. Шаляпиным, композиторами А.Н. Скрябиным, С.В Рахманиновым.

            Однако, местная интеллигенция принимала посильное участие в развитии искусства. Так, Е.И. Посполитаки основал в 1900г. в Екатеринодаре школу рисования, коллекционер Ф.А. Коваленко – картинную галерею (1904г.). в 1909г. начались спектакли в открывшемся екатеринодарском Зимнем театре.

            Особенно многочисленным отрядом местной интеллигенции были неродные учителя, врачи, адвокаты, инженеры и др. духовенство, чиновники. Все они, как правило, выходцы из других губерний Российской империи, и лишь н

Комментарии

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.

Рейтинги

Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Время загрузки: 0.03 секунд
301,995 уникальных посетителей